Архивный календарь

Вы можете найти прошлые новости через наш календарь

Иногда у меня складывается впечатление, что некоторые статьи в ведущих СМИ пишутся в состоянии глубокого похмелья после затяжной ночной пьянки. Именно так выглядит пост в блоге шефа московского бюро «Голоса Америки» Джеймса Брука (James Brooke). А как еще можно начать статью с таких вот слов?

За обедом в киевском ресторане украинская журналистка Оксана замечает на русском, что если ей когда-нибудь доведется побывать в Москве, она будет обращаться к людям на украинском.

Интересно, что Брук делал с Оксаной после обеда, что это настолько затмило его рассудок и восприятие действительности. Нетрудно понять, что она просто хвасталась. Представьте себе такую сцену: Оксана бегает по Москве и обращается к людям на украинском. Нелепость? Да, и именно поэтому такого не произойдет. Она говорила по-русски за обедом, она будет говорить по-русски в Москве.

На другом мероприятии Юлия, гостья из России, невинно предполагает в разговоре с управляющей галереей Анной, что было бы удобно иметь два паспорта, один украинский, а второй российский. Гневная реакция Анны является моментальным уроком украинского национализма.

Хотя Анна и изрыгала бред «свидомых», но у многих ее соотечественников уже два паспорта. Я их знаю, Юлия их тоже знает. И эти знакомые мне люди являются патриотами Украины. В их присутствии никто не осмелится плохо говорить об Украине; но сами они не видят для себя будущего на Украине. Похоже, у Анны на родине есть вполне приличная работа, и поэтому она не видит настоятельной потребности в двух паспортах, а также не в состоянии понять, зачем они нужны.

Даже в здании украинского Министерства иностранных дел с белыми колоннами, когда мы отключаем камеры «Голоса Америки», украинский дипломат обрушивается на своих русских коллег, называя их высокомерными, агрессивными и застрявшими в прошлом. Способ, которым русские пытаются завлечь Украину в Таможенный союз, подразумевает экономические наказания, если Украина не присоединится, говорит он. Никакого упоминания о положительных сторонах.

Если русские застряли в прошлом, то украинцы застряли в собственном мирке, где время течет иначе. Нет смысла говорить о преимуществах вступления Украины в Таможенный союз с Россией, когда Украина категорически заявляет, что не присоединится к этой структуре. Но с другой стороны, мы видим, как украинское руководство хочет сотрудничать с Таможенным союзом по формуле «3+1». То есть, они хотят вступить в зону свободной торговли ЕС, и в то же время заключить для себя выгодную сделку с Россией и развивающимся евразийским пространством.

Они считают, что Украина может стать неким мостом между европейским и евразийским пространством, и такого рода мышление не ново. Мы видим элементы такого мышления и в других областях. Однако украинцам необходимо понять, что это вопрос или-или. Так почему же они не хотят терять связи с евразийским пространством? И почему они испытывают такое раздражение, когда Россия напоминает им о последствиях отказа от вступления в Таможенный союз?

Одна тенденция остается неизменной: рост национальной самоидентификации и общего восприятия украинцами своей страны и своей нации. В этом месяце 93% респондентов во время опроса, проведенного Research & Branding Group, заявили, что они считают своей родиной Украину.

Что ж, это здорово, что большинство жителей Украины понимают, что они живут на Украине, но вышеупомянутый социологический опрос этим не ограничивался. Например, в недавно опубликованной статье информационного агентства «Росбалт» отмечаются и другие результаты того самого опроса. 18% опрошенных заявили, что на Украине нет национальной идеи. Еще 40% респондентов затруднились с ее определением. В статье также упоминается другое исследование, проведенное Киевским международным институтом социологии (КМИС), в ходе которого выяснилось следующее: около 70% населения Новороссии и Крыма, где пророссийские настроения наиболее сильны, считают, что политические взгляды их соотечественников с Западной Украины близки к фашизму. Не говоря уже о том, что половина населения проголосовала бы сегодня против независимости, имей она такой шанс. А в восточных районах Украины этот показатель достигает 70%. Следовательно, мы видим население, которое нехотя отождествляет себя с государством под названием Украина, но имеет самые разные мнения по вопросам истории, языка и политики.

«Что есть русификация и почему она ведет к нищете?» - гласил заголовок недавней главной статьи в «Украинской неделе».

Сатирическая фотография на обложке изображает семью Гопник из мифической и отсталой страны Нижняя Слоббовия.

Там есть Папаша, который смотрит телевизор, мрачно сжимая «Правду». За ним стоит Дочь, которая курит сигарету и явно находится на пути к подростковой беременности. Рядом Сын, твердолобый парень, который радостно сжимает большую бутылку пива. На диване также сидит Младшенький, скороспелый двухлетка, который уже выучил хорошо известный грубый жест средним пальцем. Посередине – Мамаша, чья замороженная улыбка может означать, что она принимает большое количество транквилизаторов.

Внутри авторы «Украинской недели» проводят читателя через «Анатомию русификации» - экономической, культурной и социально-политической. Для иллюстрации экономической русификации читателям предлагают фотографию сутулой пожилой женщины в славянском платке, бредущей мимо сияющего черного «Мерседеса».

Они действительно это опубликовали? Да о такой низкопробной дешевке и упоминать-то не стоит. Меня уже не удивляет, что «Украинская неделя» поддерживает отношения с Economist. Всем должно быть абсолютно ясно, что за последние двадцать лет Украина не видела особой экономической, культурной и социально-политической русификации, однако, как это ни странно, это не сделало страну богаче.

В указанном блоге упоминается, что при Януковиче Украина переживает экономический рост. Спорным остается вопрос о том, кто от этого становится богаче. Скорее всего, стоящий за Януковичем класс олигархов. Но, по крайней мере, экономика развивается. Тем временем, правительство Януковича обвиняют в том, что оно придерживается российской точки зрения, особенно в отношении политики министра образования Дмитрия Табачника. Я бы не стал называть эту политику русификацией, но многие в кругах «свидомых» именно это и делают. Для них все, что отличается от их взглядов, все, в чем отсутствует открытая русофобия, именно такой русификацией и является.

В какой-то момент моей журналистской карьеры я освещал события в Канаде. Есть интригующие параллели между отношениями Украины с Россией и отношениями США с Канадой. Обе пары стран были некогда единым образованием, имели одну и ту же юридическую систему и доминирующий язык. Но в конечном счете пары пошли раздельными путями.

Сегодня у Соединенных Штатов население в девять раз превышает население Канады. Население же России только в три раза больше населения Украины.

Мало кто из (здравомыслящих) людей в Вашингтоне говорит об объединении США и Канады. На самом деле, к огорчению некоторых канадцев, мало кто из американцев вообще думает о Канаде. Многие американцы, возможно, вообще очень туманно представляют себе, что нынешние Канада и Соединенные Штаты были частью Британской империи до признания американской независимости в 1783 году (Франция признала независимость США еще в 1777 году, однако война с Великобританией продолжалась до 1783 года - прим. перев.).

Я соглашусь со сравнением Англии и Шотландии с одной стороны, и России с Украиной, с другой. Есть смысл говорить о ситуации, когда одна нация доминирует над другой с похожим языком и культурой, будучи более крупным и безжалостным ее соседом. Однако я впервые вижу, как США и Канаду сравнивают с Россией и Украиной.

Мало кто говорит об объединении США и Канады, но проекты североамериканской интеграции все же существуют, такие как Североатлантическая зона свободной торговли (NAFTA), например. Однако для США Канада не имеет геополитического значения, в основном потому, что она уже в НАТО. Говорить о том, что США и Канада пошли раздельными путями, не совсем правильно. Между Россией и Украиной нет естественных границ, и Украина лишь недавно объявила о том, что будет неприсоединившимся государством. Следовательно, у россиян достаточно оснований для тревоги по поводу будущего курса Украины.

Но у русских другие, более сложные отношения с Украиной, чье название они часто трактуют, как «пограничная земля». Предшественницей современной России была Киевская Русь, восточнославянское княжество, которое приняло христианство по православному образцу в 988 году. Для многих русских концепция независимой Украины просто неестественна. Как может мать провозгласить независимость от своего большого и красивого сына?

Это хорошо, что он называет Киевскую Русь предшественницей современной России, потому что свидомые на этом сайте часто отвергают такую концепцию. Тем не менее, я впервые слышу, чтобы взаимоотношения между Украиной и Россией характеризовали как материнские и сыновние. Вообще-то их обычно называют родными сестрами.

На самом деле, большинство сторонников панрусизма думают об Украине как о современном, то есть, недавно сформировавшемся образовании, а не как о предшественнице их собственного государства. Сам термин «Киевская Русь» изобрели русские, потому что слово «Русь» в русском языке часто означает то же самое, что и слово «Россия». Это просто архаизм с тем же самым значением. Поэтому появилась необходимость указания на то, что речь идет о древнем государстве, а не о России. В английском я лично использую только слово «Русь», так как в этом языке такой проблемы нет. Не говоря уже о том, что «киевская» не значит «украинская».

То, что сейчас является Россией и Украиной, существовало раздельно как минимум со времен татаро-монгольского нашествия, то есть, север был независимым, а юг захватила Речь Посполитая. Это создавало проблему безопасности для русских, так как целый ряд захватчиков прошел на восток по степям той равнинной земли, которую мы сегодня называем Украиной. По этой весьма практической причине Россия и захватила вновь этот район в семнадцатом и восемнадцатом веках. То обстоятельство, что это была «русская земля» являлось лишь вторичным, помогая лучше обосновать аннексию. И дело вовсе не в том, что у русских не было исторического опыта нахождения Украины за пределами их орбиты. По вполне очевидным причинам в российском политическом дискурсе такой возможности не уделялось почти никакого внимания. Но эта ситуация пусть медленно, но меняется.

Москва полагала, что она наконец-таки выиграла и получила преимущество в Киеве, когда ее кандидат, «пророссийский» Виктор Янукович, был избран в прошлом году президентом.

Но спустя восемнадцать месяцев его пребывания у власти президент Янукович четко показал, что в его амбиции не входит возвращение к дням царизма, когда он был бы «губернатором» «Малороссии» - «маленькой России». Аналогичным образом, украинские олигархи не хотят быть пониженными в должности до «управляющих подразделениями», отчитывающихся перед Москвой.

В последние месяцы Москва предлагала объединить российский Газпром с украинским Нафтогазом. В Киеве люди сравнивают это предложение с «объединением» супермаркета с киоском.

По крайней мере, четыре раза в прошлом году (я уже потерял счет) российские лидеры публично приглашали Украину присоединиться к Таможенному союзу между Россией, Белоруссией и Казахстаном. Некоторые украинцы называют это «облегченным Советским Союзом» (Soviet Union Lite). Две недели назад президент Украины летал в Сочи на встречу со своим российским коллегой Дмитрием Медведевым. И вновь русские пригласили украинцев вступить в Таможенный союз.

Все, кто осведомлены об украинской политике лучше, чем попугайничающие и напуганные «свидомые» из диаспоры, понимают, что Янукович для России лучше, нежели какой-нибудь сатрап. Русские действительно получили от него многочисленные уступки, о которых при прежнем правительстве они могли только мечтать. Но из умных людей мало кто считал, что Янукович будет сатрапом сам по себе. Вопреки всему он для России все же наиболее оптимальный вариант, и по этой причине кто-то мог посчитать его пророссийским политиком.

Промышленность украинского киоска зависит от поставок российского сырья, техники, а также от рынков России. Запад не проявляет особого желания покупать украинские самолеты. Кроме того, так уж получается, что Украина постепенно теряет свое значение как страна-транзитер российской нефти и газа. Все мы знаем, что происходит с киосками, когда они пытаются конкурировать с супермаркетами.

Кое-кто называет Евросоюз четвертым рейхом. Однако администрации Януковича следует задать вопрос о том, что произойдет с украинской промышленностью, когда Украина закроет себе доступ к евразийскому пространству. Русские правы, когда четко разъясняют все Украине. Но опять же, с нынешним правительством невозможно аргументировано рассуждать на эту тему. Стоящие за Януковичем олигархи пока чувствуют себя в большей безопасности вместе с ЕС.

Публичным ответом президента Януковича стало данное им в пятницу интервью журналу «Зеркало недели».

«Придет время, и в следующие десять лет или примерно в этот срок Украина будет частью Европейского Союза, - заявил президент в интервью, которое совпало с празднованием двадцатилетия независимости страны. - Мы твердо определили наше будущее. Выбор Европы стал основой украинской внешнеполитической идентичности».

Интересно, когда Москва, наконец, поймет это.

Вот по этой-то вышеуказанной причине с украинским правительством невозможно аргументировано рассуждать на данную тему. Для него здесь дело больше не в экономике, а в идентичности. И постарайтесь не заблуждаться на сей счет: речь идет о «европейской» идентичности, то есть о том, чтобы обеспечить наилучшую среду обитания для олигархов – и больше ничего. Казалось бы, после всех этих деклараций о европейском курсе Янукович придумает что-то иное, кроме арестов и посадок в тюрьму видных руководителей бывшего правительства. Но он делает все наоборот. Неужели президент не понимает, какой серьезной поддержкой оранжевые и националисты пользуются среди обеспокоенных кругов на Западе?

Мне кажется, что русские в полной мере осознают эту ситуацию, но они пришли к иному выводу, отказавшись от включения Украины в сферу своего влияния. То, от чего отказались русские, становится периферией Запада, как того и хотела Украина. Но она слишком велика для этого. Евразийское сотрудничество и интеграция продолжаются, и вопрос сейчас стоит так: является ли будущий выбор Украины жизненно важным для этого процесса? В определенной мере, и особенно в некоторых областях именно так все и обстоит. Это особенно верно, когда речь идет о возможной интеграции Украины в западные структуры безопасности. А если говорить об экономике, то здесь Россия нужна Украине больше, чем Украина России. Следует отметить, что любая интеграция такого рода не низведет Украину до положения Малороссии.

В целом рассмотренная статья Брука является переделкой на новый лад ряда глупых и никуда не годных заявлений, достойных глупого и ни на что не годного журналиста. Просто удивляет, почему телеканал Russia Today сравнивают с «Голосом Америки» в пору его расцвета.

PS: Спасибо Майку Аверко за то, что обратил на это мое внимание.

Источник: ИноСМИ