Архивный календарь

Вы можете найти прошлые новости через наш календарь

Как известно, еще 8 июля представители официального Киева передали Москве подготовленный украинскими экспертами проект соглашения между Украиной и Таможенным союзом России, Беларуси и Казахстана по т.н. «формуле 3+1».

Возможные параметры взаимодействия Украины с государствами – членами ТС представила украинская делегация во главе с правительственным уполномоченным по вопросам сотрудничества с РФ, государствами-участниками СНГ, ЕЭП и другими региональными объединениями Валерием Мунтияном.

Ранее, 28 июня, в интервью ряду общеукраинских телеканалов президент Украины заявил, что необходимо подписать рамочное соглашение с Таможенным союзом. «Мы определили формат участия Украины в отношениях с Таможенным союзом – «3+1». Мы считаем, что нам надо подписывать сейчас рамочное соглашение, и потом это соглашение насыщать содержанием», – сказал Виктор Янукович.

Украинская экономика в жертву прозападной политике

Т.е. все в полном соответствии с нашими предположениями относительно сути предложенной Киевом «формулы 3+1» в отношениях с ТС (где главным адресатом, конечно же, является Россия – не случайно украинские представители передали свои предложения не структурам Таможенного союза, а непосредственно Москве). Не так давно мы писали: «годами проверенный способ «доения России», которым исправно пользовался Киев: вступить с Москвой в какие-нибудь переговоры о каком-нибудь общем проекте, а под это (под свое согласие на участие в переговорах) получить от России какие-либо выгоды… Интеграционные проекты с Россией Украина соглашалась реализовать в будущем, а преференции от России получала в настоящем» («Почему 3+1 не равно 4», «2000», №23 (561) 10 – 16 июня 2011 г.).

Ведь что такое рамочное соглашение, за подписание которого высказался Виктор Янкович? Это никого ни к чему не обязывающий документ общего плана. И «насыщать содержанием» его можно бесконечно долго. И не факт, что процесс «насыщения содержанием» не выльется в пустую говорильню с бессодержательным итогом. В прошлом в украинско-российских отношениях такое происходило не раз и не два. И этот опыт, о чем мы также писали, очень хорошо усвоили в Москве. Посему пытаться применить старые схемы «доения России» – за переговоры-разговоры – занятие бесперспективное.

Совершенно очевидно, что характер украинско-российских торгово-экономических отношений по определению не может остаться неизменным в условиях создания зоны свободной торговли между Украиной и ЕС и формированием Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Тем не менее Киев пытается изобрести «философский камень» (например, под названием «3+1») позволивший бы и российскую рыбку съесть и на европейском велосипеде покататься. Украина хочет создать ЗСТ с Европой, сохранив свои позиции на рынках стран ТС, прежде всего на российском.

В середине июля на сайте «2000» был опубликован материал за подписью выше упомянутого Валерия Мунтияна, представлявшего в Москве украинские наработки по «формуле 3+1», – «Евроинтеграция: возможны варианты». Судя по подзаголовку, данный материал представляет из себя «Предложения Минэкономики относительно стратегии развития взаимодействия Украины с Таможенным союзом Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации».

Статья интересная, информативная, предоставляющая дополнительные аргументы в пользу присоединения Украины к Таможенному союзу. Вот только в ней ни разу не упоминается «формула 3+1». А хотелось бы услышать и позицию В. Мунтияна (правительственного уполномоченного по вопросам сотрудничества с РФ, государствами-участниками СНГ, ЕЭП и другими региональными объединениями) и представляемого им Минэкономики именно об этой (по «формуле 3+1») «стратегии» украинской власти в отношениях с Россией и другими государствами ТС.

Ведь та стратегия, которая изложена в материале уважаемого Валерия Мунтияна от имени Минэкономики Украины, предполагает вступление Украины в Таможенный союз. Однако мы знаем, что власть об этом и не помышляет, гнет свое: создание ЗСТ с ЕС, и как можно скорее. В интервью польской Gazeta Wyborcza 25 июля глава МИД г-н Грищенко выразил убеждение, что оная будет создана до конца 2011 года. «Я вижу очень хороший шанс для того, чтобы этот договор был парафирован в декабре на саммите ЕС – Украина в Киеве. Последний раунд переговоров должен состояться в конце сентября или начале октября, а затем будет просто шлифовка незначительных проблем и технических деталей», – заявил он.

Соответственно, представленные Валерием Ивановичем выкладки в какой-то мере бессмысленны (к большому сожалению), поскольку наработки Минэкономики представителями высшей власти попросту игнорируются.

К слову сказать, по прочтении материала замминистра экономики вспомнились слова премьера Азарова в эфире телеканала «1+1» от 27 июня. Николай Янович, комментируя российские призывы к Украине присоединиться к ТС, заявил: «Вот если нам будет выгодно, надо посчитать, хорошо взвесить, подумать, что для нашей страны – это плюс или минус, – когда мы придем к консенсусу, здесь внутри страны, а сейчас пока под лозунги никто ж решение не принимает».

Но, оказывается, Минэкономики Украины (как вытекает из материала В. Мунтияна) еще год назад и «подумало», и «посчитало», и «взвесило», и пришло к выводу, что для Украины вступление в ТС с Россией, Белоруссией и Казахстаном – это несомненный «плюс». И этот «плюс» обоснован убедительными расчетами, цифры которых приведены в изложении замминистра Минэкономики. Это относительно ЗСТ с ЕС – кроме лозунгов в стиле «евроинтеграции нет альтернатив» – нет никаких данных (тем более сравнительных – что сулит Украине больше выгод – ТС с традиционными историческими партнерами или ЗСТ с ЕС).

Неужели выкладки Министерства экономики известны только В. Мунтияну да читателям «2000» – но засекречены для премьер-министра (а равно президента, главы МИД и далее по списку убежденных евроинтеграторов из власти)?

Ну, а если серьезно, то ответ на данный вопрос давно известен: украинская экономика (а вместе с ней доходы бюджета, рабочие места, социальная сфера и т.д.) приносятся в жертву политике. Скажем, около года назад мы отмечали: «Курс на ЗСТ с Европой – решение прежде всего политическое, особых экономических дивидендов не сулящее, а скорее – наоборот, влекущее за собой убытки… Украинская власть до сих пор так и не представила расчетов – что дает Украине ЗСТ с Европой? Не говоря уж о сравнительных данных – куда выгоднее вступать – в ЗСТ с ЕС или в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Очевидно, никто и не считает, ибо, как сказано, решение политическое, соответственно – экономические выгоды и убытки – вопрос второстепенный» («Нужна принципиально иная оппозиция», «2000», №43 (531) 29 октября – 4 ноября 2010 г.).

С нынешних позиций в наши рассуждения можно внести одну несущественную поправку: власть все-таки считала выгоды и убытки. Что, впрочем, не повлияло на ее точку зрения относительно приоритетности прозападного курса. И зачем, спрашивается, озадачивали экспертов Минэкономики? Из чисто спортивного интереса? Или, быть может, данные расчеты – свидетельствующие в пользу ТС с Россией, Белоруссией и Казахстаном – затем выкладывались перед чиновниками из Брюсселя: вот, мол, на какие жертвы мы (официальный Киев) готовы идти ради евроинтеграции?

Или союзники – или конкуренты

Однако вернемся к украинским предложениям по сотрудничеству Украины и Таможенного союза в формате «3+1». В Киеве ожидали, что они будут рассмотрены 15 июля в ходе заседания комиссии Таможенного союза. Однако, как сообщил УНИАН источник в структурах, связанных с Таможенным союзом, «этого вопроса не было в повестке дня, и он не обсуждался». По другим данным, предложения Украины по сотрудничеству с Таможенным союзом, переданные российской стороне 8 июля, до сих пор находятся в правительственных структурах РФ и не поступали для рассмотрения в комиссию ТС. Таким образом, украинские предложения относительно «формулы 3+1» в Москве восприняли без особого энтузиазма.

Россия, конечно, от переговоров не отказывается. Тот же Путин 11 июля заявил, что «в России предложения украинских коллег о работе с ТС в формате «3+1» сейчас активно прорабатывают». Но в отличие от прошлых лет Москва не берет паузу на период переговоров. И процесс «активной проработки» украинских предложений сопровождается принятием Таможенным союзом защитных мер в отношении украинских товаров. Т.е. украинская тактика «заговаривания» проблем, применявшаяся в прежние годы, ныне не приносит результата.

Выбор перед Украиной простой: или экономический союзник России – или конкурент. На данном этапе все говорит за то, что экономическим союзником Москвы Киев быть не желает. Следовательно, россиянам (и их партнерам по ТС) ничего не остается, кроме как рассматривать Украину в качестве конкурента. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

15 июля в ходе общения с работниками ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» российскому премьеру был задан вопрос о возможном вступлении Украины в Таможенный союз и последствиях такой ситуации для российской для металлургической отрасли.

«Вопрос понятный и непраздный, особенно для металлургов, потому что Украина – это, конечно, страна с развитой металлургической промышленностью и, безусловно, это ваш конкурент. Это очевидный факт», – сказал Путин. Однако, заметил Владимир Владимирович, «политическое руководство Украины, насколько я себе представляю, пока таких планов не вынашивает в практическом преломлении». «Что это означает?», – задался вопросом Путин. «Это означает, что три страны – Россия, Белоруссия и Казахстан будут договариваться о том, как защищать свой внутренний рынок от продукции из третьих стран», – подчеркнул он.

И далее: «Мы вряд ли согласимся с условиями, при которых наши партнеры захотели бы воспользоваться преимуществами интеграционного объединения, но не брали бы на себя никаких обязательств» (пресс-служба правительства РФ).

В этих словах Путина, во-первых, характеристика украинской позиции вкупе с «формулой 3+1»: пользоваться преимуществами доступа на рынки ТС, при этом не обременяя себя никакими обязательствами. А кроме того, и российский ответ: «Мы вряд ли согласимся». И действительно: зачем России поддерживать конкурентов, сдерживая развитие своего собственного производства?

Можно не сомневаться, что именно с таких позиций Москва (и другие члены ТС) будет вести переговоры с Киевом относительно сотрудничества Украины с Таможенным союзом.

22 июля было опубликовано официальное решение Комиссии Таможенного союза (КТС) об установлении антидемпинговых пошлин на ввоз на единую таможенную территорию союза некоторых видов металлопродукции из Украины.

Так, до 13 мая 2012 года вводится антидемпинговая пошлина в размере 21,8% от таможенной стоимости в отношении ввозимого на единую таможенную территорию союза машиностроительного крепежа (болты и гайки) отдельных видов с Украины, кроме продукции «Дружковского метизного завода» (Донецкая область).

До 18 ноября 2015 года установлены антидемпинговые пошлины на обсадные трубы (в размере 18,9%), насосно-компрессорные трубы (19,9%), нефтепроводные и газопроводные трубы диаметром до 820 мм (в размере 19,4—37,8% в зависимости от предприятия-изготовителя) из Украины.

По подсчетам экспертов, только защитные меры ТС в отношении украинской трубной продукции могут обойтись Украине до $5 миллиардов прямых и косвенных (например, за счет снижения грузооборота и убытков для транспортников) потерь в год.

В частности, бывший советник по экономическим вопросам первого и второго президентов Украины Олег Соскин в комментарии для агенства «Новый регион» заявил: «Ограничение экспорта украинских труб – очень негативный симптом для экономики. Удар по этой отрасли, основной объем которой поставлялся в РФ, будет колоссальным. Реально это миллиарды долларов потерь. А точнее, уже до конца года мы потеряем 2—3 млрд. долларов». «Это удар России по Ахметову и Пинчуку, затем по перевозчикам, транспорту. И по всей экономике – это не менее 4—5 млрд. долларов потерь ежегодно», – добавил он.

Учитывая, что украинские олигархи являются одними из главных проводников прозападного курса Киева, выше описанные защитные меры ТС тем более уместны: быть может, хотя бы ощутимый удар по карману «эффективных собственников» заставит и их самих и защищающую их интересы украинскую власть задуматься относительно правильности выбранного интеграционного вектора?

Как там говорил Виктор Янукович – «Мы определили формат участия Украины в отношениях с Таможенным союзом – «3+1». Мы считаем, что нам надо подписывать сейчас рамочное соглашение, и потом это соглашение насыщать содержанием»? Ну что ж, процесс «насыщения содержанием» того формата, который определила для себя Украина по отношению к ТС идет полным ходом! Какая формула («3+1») – такое и содержание в виде заградительных мер ТС для украинской продукции.

Несколько ранее, как уже сообщали «2000», ТС ввел ряд заградительных пошлин на украинскую мясо-молочную продукцию и карамель, на отдельные виды украинской стальной продукции (кованые валки для прокатных станов).

Тень на плетень

В 20-х числах июля стало известно, что компания «Мотор Сич» не будет партнером россиян при производстве двигателей для вертолетов «Ансат» (легкие учебные вертолеты, производимые в Татарстане).

«Программа по «Ансату» провалилась, – признался председатель совета директоров «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев, которого цитирует «Коммерсант-Украина» (25.07.11), – Мы хотели вместе с Казанью делать двигатель МС-500В. Но, к сожалению, нам не разрешили». По словам Богуслаева, российский холдинг «Вертолеты России» не дал согласия на оснащение вертолета украинскими двигателями.

Добавим, что украинский производитель авиамоторов постепенно утрачивает свои позиции на российском рынке. В частности, только за прошлый год доля РФ в поставках продукции «Мотор Сич» снизилась с 50% до 30%.

Безусловно, нельзя напрямую увязывать провал «Мотор Сич», которой не удалось приобщиться к программе производства вертолетов «Ансат», и отказ Украины от вступления в Таможенный союз. Хотя, полагаю, при ином характере украинско-российских отношений, при их нацеленности на глубокую экономическую интеграцию, дело могло обернуться и иначе, с пользой для украинских производителей авиамоторов.

А упомянул я об «ансатовском» казусе «Мотор Сичи» в связи с недавними высказываниями г-на Богуслаева (являющегося народным депутатом от Партии регионов) относительно Таможенного союза и участия в нем Украины.

19 июля в интервью изданию «Комментарии» Вячеслав Александрович наговорил много забавного. «Украина будет в таможенном союзе. Это я вам гарантирую. Это всего лишь вопрос времени», – заявил г-н Богуслаев. И попросил «не нагнетать ситуацию и не ругать власть Украины» в связи с тем, что она медлит с принятием решения о вступлении в ТС с Россией, Белоруссией и Казахстаном.

Очевидно, можно было бы «не нагнетать» и «не ругать» – если бы украинская власть не предпринимала активных попыток создания ЗСТ с ЕС, что делает невозможным интеграцию в ТС. Не говоря уж о многочисленных заявлениях однопартийцев Богуслаева в стиле «Европа – наш цивилизационный выбор».

В былые годы мы неоднократно обращали внимание на противоречия между действиями и политической позицией «регионалов» (которые тогда пребывали в оппозиции). Так, с одной стороны ПР декларировала необходимость вступления Украины в ЕЭП, а с другой – поддерживала (в т.ч. голосованием фракции в ВР) курс Ющенко на ускоренное вступление в ВТО на известных условиях (рассинхронизированных с теми, на которых в своих переговорах с Всемирной торгово организацией настаивала Россия) – что закрывало Украине дорогу в ЕЭП.

В частности, автор данных строк никогда не верил в искренность заявлений ПР и В. Януковича о том, что они намерены интегрироваться в ЕЭП (см., например, «Кандидат от партии туманов», «2000», №44 (483) 30 октября – 5 ноября 2009 года) – именно по причине того, что реальные действия логически не увязывались с предвыборными обещаниями.

И мы знаем, что действующая власть поясняет невозможность интеграции в ЕЭП/Таможенный союз членством Украины в ВТО и условиями, на которых Киев обрел это членство (конкретно – существенной разницей в таможенных тарифах, которые установлены в ТС и которые установила Украина в соответствии со своими обязательствами перед ВТО).

Такое же отсутствие здравого смысла и в заявлении г-на Богуслаева: Украина активно создает ЗСТ с ЕС и одновременно – «Украина будет в таможенном союзе. Это я вам гарантирую. Это всего лишь вопрос времени». Абсурд какой-то. Зачем же тогда создавать зону свободной торговли с Европой? Чтобы потом из нее выходить и вступать в ТС?

А Вячеслав Александрович продолжил: «Мы говорим о партнерских отношениях. Но два года назад, когда мы приняли страну с пустым бюджетом, когда была такая напряженная ситуация с газом... Почему нам не дали товарный кредит? Мы ведь не просили газ бесплатно?». «Если бы нам пошли навстречу и дали товарный кредит, мы бы лизали дорожку в Москву», – заявил г-н Богуслаев.

Здесь, как видим, старая украинская песня: вы (Россия) дайте нам (Украине) что-нибудь сейчас, а интегрироваться мы с вами (аж до «лизать дорожку») будем потом. Когда-нибудь. Может быть.

Но главное даже не в этой ущербной, как на мой взгляд, позиции. Ведь два года назад, когда «регионалы» «приняли страну» и «была такая напряженная ситуация с газом» им не то что товарный кредит, им предлагали газ по внутрироссийским ценам (что сулило украинской экономике и «пустому бюджету» Украины снижением издержек в размере около $8 млрд. в год).

Путин ведь так прямо и заявил Виктору Януковичу во время его первого президентского визита в Москву в ответ на сетования о дорогом газе: «Вступайте в Таможенный союз». Зачем этот товарный кредит, который нужно отдавать, по которому, очевидно, пришлось бы платить проценты – когда газовый вопрос можно было решить одним махом? Тем более, если верить словам г-на Богуслаева, нынешняя власть в принципе сторонница ТС.

К сожалению, Вячеслав Александрович никак не прокомментировал курс официального Киева на создание ЗСТ с ЕС, в частности – за что же нынешняя власть вслед за своими «оранжевыми» предшественниками так тщательно вылизывает дорожку в Брюссель? Последний ведь и товарных кредитов не предоставлял, и прочими преференциями не баловал. Наоборот – Украине за навязчивую идею власть предержащих о ЗСТ с ЕС, судя по всему, еще и придется взять на себя часть бремени экономических проблем Евросоюза.

Но тем не менее: «нам необходимо вступать в таможенный союз», – убежденно заявил г-н Богуслаев. «Вот кое-кого из наших оппонентов посадят, и все будет нормально, не будет вокруг этого столько шума. И я вам так скажу: я думаю, что формула Виктора Януковича «три плюс один» – это просто для отвода глаз оппонентов», – сказал «регионал».

Я тоже думаю, что формула Виктора Януковича «три плюс один» – «это просто для отвода глаз». Но не оппонентов, а России и избирателей, благодаря которым он получил президентское кресло.

А что до «кое-кого из наших оппонентов посадят, и все будет нормально» (видимо, имелась в виду Тимошенко) – то взаимосвязь, прямо скажем, та еще. А если не посадят? А если посадка затянется во времени – вплоть до создания ЗСТ с ЕС (глава МИД Грищенко вон на декабрь текущего года обещает). А если бы за лидеркой БЮТ не тянулся известный шлейф деяний, которые ей теперь инкриминируют (т.е. не за что было бы сажать)?

Но, оказывается, посадка Тимошенко – это еще не все проблемы. «Но есть еще другая проблема. Вступление в таможенный союз предусматривает отмену таможенного сбора. А это, ни много, ни мало, 20% поступлений в государственный бюджет Украины. И эти деньги нужно где-то брать», – сказал Богуслаев. «Я думаю, что они (власть) не спешат с принятием такого решения, потому что эту «дыру» нужно чем-то закрыть», – добавил он.

В России, конечно, должны оценить готовность украинской власти пожертвовать – ни много, ни мало – 20% госбюджета ради ТС. Непонятно только, откуда взялись такие цифры? И отмену какого таможенного сбора имел в виду г-н Богуслаев?

Если речь о таможенных сборах при торговле стран ТС с государствами, не являющимися членами Таможенного союза, то они распределяются в пропорциях, соответствующих экспортному потенциалу стран таможенного пространства. Если имелась в виду отмена таможенных пошлин на российские, белорусские и казахстанские товары и услуги, поставляемые на украинский рынок, так равным образом и Украина сможет беспошлинно торговать на рынках России, Белоруссии и Казахстана.

Плюс к этому Россией предлагается целый ряд компенсационных мер. Они перечислены в упоминавшемся материале В. Мунтияна на сайте «2000» и в сумме составляют почти $11 млрд. Добавим еще и такой эффект от украинской интеграции в ТС как существенное увеличение производства в ключевых отраслях промышленности и сельском хозяйстве, и общий рост украинского ВВП в размере 4,26%. В такой ситуации говорить о каких-либо потерях для украинского бюджета не приходится.

А вот снятие тарифных и нетарифных ограничений на товары из Евросоюза – как одно из условий создания ЗСТ с ЕС – действительно может привести к потерям украинского бюджета, и весьма значительным. И Европа – в отличие от России – никаких компенсаций не гарантирует.

P.S.: В конце июля в Севастополе (по случаю Дня Военно-морского флота России) должна была состояться встреча президентов России и Украины. Однако Дмитрий Медведев свою поездку отменил.

Ранее на лето анонсировалось и 5-е заседание российско-украинской межгосударственной комиссии, которое должно было пройти на территории Украины. Но и оно переносится на неизвестный срок. Источник «Интерфакс-Украина» в дипломатических кругах спрогнозировал 26 июля, что «вероятней всего, встреча (президентов России и Украины – С.Л.) уже пройдет осенью».

Иными словами, подписывать президентам нечего, говорить не о чем, а в украинско-российских отношениях налицо очевидное похолодание. Заметим, что последний раз Виктор Янукович и Дмитрий Медведев встречались в апреле. Если визит российского лидера все же состоится осенью, то перерыв в контактах на высшем уровне составит полгода. Немало. Особенно если вспомнить, как часто (не реже раза в месяц) Янукович и Медведев общались в прошлом году.