«Я лучше выгоню нескольких таджиков и найму беженцев из Украины»

26.06.2014       Новости
«Я лучше выгоню нескольких таджиков и найму беженцев из Украины»

Власти России начали оказывать финансовую помощь беженцам. На юго-востоке Украины продолжается гуманитарная катастрофа, не хватает продуктов питания и медикаментов. Жители, напуганные обстрелами и бомбардировками бросают свои жилища. Корреспондент «Газеты.Ru» побывала на границе с Украиной и приняла участие в эвакуации беженцев с Украины и доставке жителям гуманитарной помощи.

Беженцы выезжают не только в приграничную Ростовскую область, но и в Подмосковье. Жители Московской области продолжают оказывать помощь жителям Донецкой области собственными силами. В Луганск в прошедшие выходные отправили два автобуса с продуктами и медикаментами, собранными в Серпухове, Электрогорске, Павловском Посаде, Воскресенске. Также были переданы медикаменты в Краматорск. Только инсулина было собрано на сумму более чем 3 млн руб. Сбором гуманитарной помощи занимается общественная организация «Боевое братство». В Серпухове организован большой склад, куда свозится гуманитарная помощь со всех районов Подмосковья и перераспределяется в том числе между беженцами, которые уже находятся на территории России. Продукты собирают, что называется, всем миром: люди приносят продукты питания (крупы, макароны, консервы, сладости), а также одежду и подгузники для детей. Организуется и помощь беженцам. За последние две недели удалось вывести в общей сложности более 200 человек из Славянска и Краматорска. Большую часть беженцев разместили в санаториях под Серпуховом, в пустующем детском доме под Электрогорском и в санатории во Владимирской области. Мест в санаториях катастрофически не хватает: женщин с детьми расселяют в квартирах добровольцы, готовые принять беженцев. На благотворительные средства семьям снимают квартиры.

В санаториях женщины постепенно обустраиваются: еду на кухне готовят самостоятельно, также следят за чистотой в помещениях. Почти все сейчас ищут работу по специальности, местные жители стараются помочь с трудоустройством.

«Я лучше выгоню нескольких таджиков и найму беженцев из Украины», — рассказал «Газете.Ru» предприниматель, пожелавший остаться неизвестным. Много сил и времени приходится тратить и на разбор гуманитарной помощи — вещей и продуктов несут очень много.

Нужно не только все рассортировать, но и разобрать. Но санаториев не хватает, мест для новых беженцев практически нет. Местная администрация практически не идет на контакт. Они обещают помочь, но на деле помощи практически никакой нет. Новых санаториев не выделяют. Беженцам администрация Серпуховского района выделила по 7 тыс. руб.

«Вся основная помощь собирается на благотворительные средства, которые собирает «Воинское братство». Мы видим, что люди откликаются и помогают беженцам гуманитарной помощью и вещами, но помощи от государства практически никакой нет. Ранее нам пообещали отдать еще один корпус в санатории для того, чтобы мы могли там своими силами провести ремонт, но потом от этих планов отказались. А людей селить нам негде», — говорит представитель «Воинского братства» Владимир Гореликов, который занимается вывозом беженцев и их размещением в Серпуховском районе.

Многие люди уходят с нажитых мест. Много беженцев переходят через границу и ищут убежища и работы в Краснодарском крае, много людей переезжают к родственникам в Крым, рассказывают корреспонденту «Газеты.Ru» сами беженцы. «Нас убивают, нас уничтожают. Перестрелки и бомбежки идут практически каждый день. Если бы они воевали между собой, еще можно было бы понять, но украинская армия стреляет по городам. Они убивают мирных жителей. У нас нет другого выбора, кроме бегства», — говорят беженцы.

В этот раз «Боевому братству» удалось вывезти три автобуса беженцев — более 180 человек. Среди них были беременные женщины и женщины с грудными детьми. Ехать из осажденных городов с юга-востока Украины до границы непросто и опасно. По дороге приходится проезжать около 20 блокпостов. «Ехать было страшно и опасно, но необходимо. До последнего момента мы не знали, что уедем, — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» организатор вывоза детей. — Мы ехали днем. В Луганске в этот день шел бой. Около города наши автобусы задержали на блокпосту, но через некоторое время отпустили. Всего по дороге к границе нам пришлось пройти около 20 блокпостов». За сутки до выезда автобусов, которые мы должны были встретить на границе, украинские военные обстреляли автобус с детьми. Благодаря оперативному реагированию водителя автобусу удалось уйти из-под обстрела и никто из детей не пострадал.

Встречали детей на погранпосту Изварино, где за несколько дней до встречи прошел бой. Границу беженцам пришлось проходить на другом посту. «Там, где мы проходили границу, стоят толпы беженцев. Некоторые ждут возможности перейти границу по пять-шесть часов. Так как наши автобусы были с детьми, нас пропустили почти без очереди», — говорят организаторы. К тому моменту как автобусы подъехали к посту Изварино, бой уже закончился — загранпост перешел к ополченцам. «На территории России было уже не страшно ночевать — вокруг стояли российские БТР и танки. Мы чувствовали себя в безопасности и знали, что, пока рядом российские войска, с нами ничего не случится», — говорят беженцы, которым пришлось переночевать на границе.

Но жители соседствующих с погранпостом деревень пережили настоящие ужасы войны. «Осколки долетали до их домов. Во многих помещениях взрывной волной выбило окна, — делятся впечатлениями очевидцы. — Как только мы услышали стрельбу и поняли, что это рядом, сразу бросились бежать прочь. Потом осколки находили в огородах и на улицах. Молодой человек, который недавно вернулся из армии, получил осколочное ранение в грудь. Его прооперировали, он выжил.

Мы понимали, что идет война, но не могли представить, что она находится настолько близко от нас. Это было по-настоящему страшно. Сюда бегут беженцы, а мы сами думаем, куда бы нам скрыться от этой войны».

На погранпосту со стороны Украины повсюду следы от пуль, на полу разбросаны гильзы. А ополченцы, которые только несколько дней работают на посту, с радостью принимают сигареты и спокойно пропускают детей — они не понаслышке знают, какие ужасы им пришлось пережить в родных городах и что им грозит, если они не покинут страну.

Из Краматорска детей стараются вывозить организованно. В городе функционирует штаб, в котором занимаются сбором детей и распределением гуманитарной помощи. Помощь идет в первую очередь старикам и женщинам, но необходимы продукты и ополченцам. Для них готовят и разносят еду. Женщина шестидесяти лет отвезла в лагерь свою внучку. Однако оставаться в нем она не намерена и хочет вернуться обратно в Краматорск. «Там остались мои дочь и зять, а я сама помогаю ополченцам — готовлю и разношу им еду. Я не могу отсиживаться и ждать, когда закончится война. Я чувствую себя предателем», — рассказывает она.

Краматорск обстреливают практически каждый день. Люди уже привыкли к стрельбе и постоянным бомбежкам. Многие уже не идут прятаться в бомбоубежища. Не уезжают из городов только старики и ополченцы или те, кто помогает ополченцам.

Когда недавно бомбили Краматорск, погибли более десяти человек. «Бомба упала на гаражи, — рассказывает корреспонденту «Газеты.Ru» беженка с Украины. — Мой сын в это время собирался в гараж ставить машину, хорошо, что не пошел раньше. От нашего и соседних гаражей ничего не осталось. Людей разорвало на куски. Одну женщину разорвало на куски — ее грудь и другие части тела собирали потом целый день. Бабушки две сидели на лавочках — взрыв, и нет их. Девушку ранило осколком — печень вся разорвана. Даже не все трупы стали убирать сразу, их просто прикрыли веточками. Я не понимаю, почему они стреляют по мирным жителям».

Люди продолжают ходить на работу. Те предприятия, которые остались целы после бомбежек, платят налоги на Украину, но зарплату людям уже не выдают. Многие пенсионеры не сумели получить пенсию, так как их расчетные счета находятся в банке Коломойского.

Женщины не плачут, но стараются держаться стойко. Большинство ждут возможности выйти в интернет, чтобы посмотреть последние новости из родного края. Некоторые женщины, оказавшись уже на российской территории, выдыхают и за что-то бесконечно благодарят. «Я готова обнять каждого русского человека. Вы нам очень помогаете, если бы не вы, нас бы уже давно сравняли с землей», — расчувствовалась женщина, сын которой остался в ополчении на Украине.

«Правый сектор» практически не воюет, а украинская армия состоит из наемников, которым платят по 400 гривен в день, уверяют они. «Но они не готовы — они приезжают сюда, а здесь настоящая война. Есть те, кто переходит на сторону ополченцев. Некоторых ополченцы даже лечат», — рассказывают беженки.

Не все мины разрываются. К одному пенсионеру в окрестностях на участок попала мина и не разорвалась. Минеры пытались ее обезвредить, но им не удалось. Пенсионеру предложили покинуть жилище, но он отказывается со слезами на глазах. Семидесятилетнему мужчине просто больше некуда идти. Дети в автобусах не плачут, но пугаются громких звуков и спрашивают, не стреляют ли там, куда они едут. У них новая пока еще детская игра -— они играют в ополченцев. Смысл игры — убежать от «правосеков» и спрятаться.