Владимир Жарихин: «Восточное партнерство» - затея Польши и Швеции

29.11.2013       Новости, Мнения
Владимир Жарихин: «Восточное партнерство» - затея Польши и Швеции

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин прокомментировал некоторые итоги саммита Восточного партнерства.

- Решение о безвизовом режиме с Молдовой – это попытка сохранить лицо саммита. Население республики за последние 15 лет существенно уменьшилось, а примерно четверть жителей республики уже получили румынские паспорта и возможность свободно ездить в Европу. Украине, которая располагает резервом в несколько миллионов гастарбайтеров, такой подарок со стороны ЕС в любом случае не светил. Меня вообще удивляет, что Евросоюз – огромное экономическое чудовище – так устроен, что зачастую за внешнеполитические вопросы отвечают малые государства, которые принимают мелочные, провинциальные решения.

На что, если разобраться, сейчас реагирует Евросоюз? Украина отказалась от ассоциации – сколько бы Янукович ни намекал на давление России – только потому, что условия членства не обеспечивали ее экономической выживаемости в ближайшие годы. Но ведь Евросоюз сам поставил такие условия, на кого тут пенять?!

Ведь что такое «Восточное партнерство»? Это затея Польши и Швеции. Чтобы не ссориться с американцами, которые явно стояли за спиной поляков, с этой программой согласились хозяева ЕС – прежде всего Германия и Франция. Но при этом они выделили ровно столько средств на «Восточное партнерство», сколько необходимо для командировок, грантов и пропагандистской работы – 300 млн долларов на десять лет для всех шести стран-участников «партнерства». Никаких средств на абсорбцию этих стран, на какую-либо экономическую помощь, подтягивание их к европейским стандартам в принципе не было предусмотрено. Надежда была на то, что через пропагандистскую работу, склонение на свою сторону политических элит, обещание им мест в различных организациях, «партнеров» удастся завлечь в ассоциацию с ЕС.

Но поляки, как всегда, перегнули палку – они решили заодно организовать для себя свободный рынок на территории Украины и заложили нулевые таможенные пошлины для товаров, которые плохо продавались в Польше. Это решение тут же ударило по украинской торговле и подтолкнуло Украину к экономическому – а значит, и политическому – кризису.

Киев сделал из этой истории выводы и теперь предлагает для решения вопросов евроинтеграции создать трехстороннюю комиссию ЕС–Украина–Россия. Украинцы понимают, что разговаривать надо с хозяевами европейского предприятия – в первую очередь с немцами. Но для этого в компании должен быть участник, который поднимет Киев до нужного уровня в переговорах, – это Россия. Потому что иначе любые двусторонние переговоры украинцев снова съедут на уровень разговоров с поляками, шведами или венграми – теми, кто деньгами в ЕС не распоряжается.

На деле речь идет о сугубо материальных интересах и выгодах, именно они определяют всю историю с саммитом «Восточного партнерства» и демаршем Киева. Украинцы надеются – с помощью России – договориться с хозяевами Евросоюза о создании зоны свободной торговли, которая бы не противоречила зоне свободной торговли СНГ, и об определенных финансовых вливаниях – как со стороны ЕС, так и России. В этих раскладах такие факторы, как «Евромайдан» и свобода Юлии Тимошенко, играют ничтожно малую роль…