Украина, Россия и Европа: на пути к равноправному сотрудничеству

Украина, Россия и Европа: на пути к равноправному сотрудничеству

Современная картина российско-украинских взаимоотношений складывается весьма непросто в свете последних событий. С одной стороны по-прежнему сильны намерения России сподвигнуть дружественное государство в сторону евразийских интеграционных процессов, а с другой – ощутимо не проработаны методы реализации Евразийского проекта, что вызывает отторжение части украинского общества, которое спешит интегрироваться с ЕС.

В этих условиях важно услышать здравые мнения в отношении поиска выхода из того идейного кризиса, в котором находится в большей или меньшей степени все постсоветское пространство. Отсутствие понятных приоритетов евразийской интеграции явилось главной причиной украинского разворота в сторону ЕС, который сумел выработать механизмы, более понятные для третьих стран, даже несмотря на культурные и языковые различия.

Именно задача здравой оценки этой ситуации была поставлена на прошедшем 28 октября в Москве круглом столе под названием «Украина, Россия и Европа: на пути к равноправному сотрудничеству». Главный вопрос обсуждения был посвящен грядущему подписанию Соглашения об ассоциации Украины и ЕС. Эксперты-участники мероприятия попытались определить оптимальную стратегию для России в отношении данного вопроса.

По мнению экспертов начать здесь нужно с того, что ассоциация Украины с ЕС не является новостью, хотя в средствах массовой информации это преподносится буквально как внезапная измена пророссийскому политическому курсу. На самом деле вектор евроинтеграции был заложен еще в 90-е годы и все это время в том или ином виде обозначался в различных внешнеполитических документах.

Дискуссионный вопрос о перспективах Украины в ЕС, а также о будущем отношений наших стран вызывает сегодня значительный интерес и достаточно разнообразные мнения. Однако если политические круги достаточно резко отзываются об инициативах подписания договора об ассоциации с ЕС и создании зоны свободной торговли с Евросоюзом, то экспертное сообщество в основном дает более спокойные оценки.

Проректор МГИМО Артем Мальгин склонен считать, что текущий курс на Евроинтеграцию – не сюрприз, а давно сформировавшийся тренд, закрепленный в НПА еще при Кучме, сохранившийся при Ющенко и консолидировавшийся при Януковиче. Он отметил, что интеграционные устремления Украины на постсоветском пространстве довольно узкие и коррелируют с сужением интеграционной амплитуды России. Под «интеграционной амплитудой России» подразумевается тот факт, что сегодня Россия делает ставку на Таможенный союз и Единое экономическое пространство (Евразийский союз в перспективе), а другие интеграционные начинания, такие как ЗСТ, ЕврАзЭС отходят на второй план. По мнению Мальгина, жесткая структура Таможенного союза ограничивает возможности Украины для интеграции, в некоторой степени снижает пространство для маневра. Кроме того, Россия показала неспособность вести и координировать все интеграционные проекты, в которых так или иначе принимает участие Украина. Это в частности уже упомянутые ТС, ЗСТ, а также взаимодействие с другими постсоветскими странами в рамках СНГ.

Также за последние годы произошло существенное торможение по линии отношений Россия - ЕС. Это связано в том числе и с мировым финансово-экономическим кризисом, сильно затронувшим Евросоюз, очевидно, что какие-либо договоренности и соглашения не фиксируются в период, когда партнеры находятся в довольно слабом положении. Кроме того, существенно сказался Грузино-южноосетинский конфликт 2008 года.

По мнению Мальгина в силу того, что Россия отказалась от Европерспектив, ее место фактически заняла Украина. Наряду с этим, между нашими участниками отмечается некоторая «ревность», выражающаяся в том, что успехи на европейском направлении противопоставляются успехам соседей и наоборот.

Что касается подписания договора об Ассоциации с ЕС, проректор МГИМО отметил, что у России нет действенных механизмов реагирования на подобные ситуации. В данном формате, традиционные формы, такие как МПК (Межправительственное комиссии), двусторонние встречи, форумы, конференции и другие привычные меры не работают столь эффективно, как хотелось бы. И существенной преградой развития двусторонних отношений являются проблемы автономизации наших энергоотношений, прежде всего в рамках создания альтернативных транзитных путей для энергоносителей.

Что же предложил проректор МГИМО в части стабилизации текущих политических всплесков? Во-первых, не паниковать, а воспринимать проходящие процессы как данность. Евроинтеграция, по мнению эксперта, объективный тренд, связанный с интернационализацией мировой торговли, выстраиванием единой торговой системы и с продолжающимися процессами глобализации. Кроме того, было предложено в частности, продолжать работу по переводу рядя договоренностей с Украиной в правовую плоскость, а также стремиться к участию в переформатированию Восточного партнерства для того, чтобы Россия смогла участвовать в этой программе

Руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН Виктор Мироненко также подчеркнул, что соглашение с ЕС - не внезапное событие. Эксперт напомнил, что ряд законов, начиная с 2003 года четко фиксировал евроориентацию Украины. А в законе о принципах внутренней и внешней политики Украины, внесенном в парламент Виктором Януковичем в 2010 г говорится, что одним из главных принципов внешней политики Украины является обеспечение полноправного участия страны в общеевропейской и региональных системах коллективной безопасности, обретение членства в Европейском союзе при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией, другими странами СНГ, а также с другими государствами мира.

Образно выражаясь, эксперт отметил, что Украина может стать как «пальмовой ветвью», и «яблоком раздора», либо «мостом», либо «стеной» между РФ и ЕС. Действительно, существует угроза того, что Украина станет ареной политического противостояния, ведь не случайно Збигнев Бжезинский не раз предлагал перенести Совет Европы в Киев, тем самым способствуя «переносу центра тяжести» с Запада на Восток и расширения ЕС за счет присоединения Украины, Турции, и России.

Что касается места России в этих процессах, то здесь преобладает мнение о том, что Россия так или иначе уже вовлечена в процесс глобализации и является частью мирохозяйственных связей. Однако в какой роли она будет там представлена и на каких условиях –вопрос дискуссионный. Отмечается, что ввиду того, что Россия присоединилась к этим процессам достаточно поздно, весьма вероятно, что эти условия будут оставаться достаточно жесткими и невыгодными для нашей страны. В целом это мы видим на примере ВТО. Конечно, можно вспомнить риторику «активного влияния на мировые интеграционные процессы». В частности, Владимир Путин отмечал тот факт, что вступление в ВТО позволит России полноценно участвовать в выработке и совершенствовании норм международной торговли.

Кроме того, Андрей Белоусов, занимавший тогда пост министра экономики РФ отметил, что политика РФ по защите своих интересов в ВТО должна быть достаточно агрессивной и отстаивающей национальные интересы страны.

Представитель русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Георгий Трофимчук высказал такую точку зрения: Россия не должна «костями ложиться» на пути Украины в ЕС, а сама Украина должна учесть все плюсы и минусы сближения как с Россией, так и с Европой, однако это не одномоментные процессы. Плюсы и минусы СССР стали хоть как-то осознаваться только спустя примерно 20 лет после развала Союза.

Г. Трофимчук также отметил и неправильное, по его мнению, представление вопроса в информационном пространстве. Вместо оперирования триллионами рублей, нужны более конкретные сведения о том, что даст каждому гражданину наших стран та или иная позиция, следовательно поддержка того или иного вектора вполне может стать истинно народной, против которой политические силы идти не будут.

Отдельный важный аспект российско-украинских отношений – культурный и языковой – обозначила Галина Лесная, профессор кафедры языков стран Центральной и Юго-Восточной Европы МГИМО. Профессор отмечает, что молодые поколения русских и украинцев знают друг о друге все меньше. Украинский язык в РФ - это в основном стереотипы и так называемые «мемы» вроде «гарний хлопец» или «здоровеньки булы». При этом вопрос русского и украинского языка практически не освещается в информационном пространстве - ни на телевидении, ни в интернете, ни в печатных СМИ.

К политической дискуссии в части больного вопроса - практически не приглашаются языковые специалисты, слависты, филологи. Украинская молодежь все реже ездит в РФ, а место русского языка занимает польский. На Украине закрываются кафедры русского языка, затрудняются работы в рамках совместных учебных университетских программ (например, магистратур).

При этом все чаще открываются кафедры польского языка, а также кафедры Украинского языка в Польше. Например, практически в каждом польском университете появляются отделения украинистики, а курсы польского языка обретают популярность в Донецке, при этом социология показывает, что украинцы все больше желают учиться, работать и лечиться именно в Польше. В России сегодня учится примерно 12-14 тысяч студентов из Украины, тогда как в Польше – обучение проходит 16 тысяч украинцев.

Заместитель директора Национального института стратегических исследований (Украина) Александр Литвиненко отметил и некоторый политический аспект вопроса, полагая, что важность договора об ассоциации с ЕС несколько преувеличена российскими коллегами и способствует чрезмерной эскалации этой проблемы. По мнению украинского эксперта, фактически это торговый договор, во многом просто фиксирующий те процессы, которые и так происходят – например совершенствование техстандартов. Литвиненко считает, что сегодня, прежде всего, необходимо выстраивание нормального диалога, а также уважение со стороны России и признания Украины как независимого государства.

Подводя итоги дискуссии было отмечено, что роль тех или иных интеграционных процессов, направленных на Запад, либо на Восток, будет зависеть от целей, которые могут достигнуть участники данных процессов. Чтобы рассматривать интеграцию на Восток в качестве серьезной альтернативы евроинтеграции, необходимо путем убеждения, но не принуждения, доказать большую выгоду от такого вектора развития для, стоящего на распутье, украинского государства.

Елена Янчук, Дмитрий Егоров