Сергей Черняховский: «По сравнению с нынешним руководством ЕС Гитлер - эталон честности»

15.12.2013       Новости, Мнения
Сергей Черняховский: «По сравнению с нынешним руководством ЕС Гитлер - эталон честности»

Происходящее сегодня на Украине больше всего напоминает происходившее в Австрии в 30-е годы 20 века. Наглость структур ЕС, наглядно проявившаяся в ситуации с организацией массовых беспорядков на Украине, доходит уже до комических пределов.

С одной стороны. эти структуры организуют антиправительственные вступления в суверенной стране, о дружбе с которой они заявляют. Ну, в принципе, такое случается. Но одновременно они объявляют, что за ответные действия по отношению к мятежникам и за пресечение мятежа, направленного на свержение законно-избранного правительства, на лишение Украины ее суверенитета и ее аннексию Евросоюзом, они будут налагать санкции на Украину и лиц, отстаивающих ее конституционное устройство и суверенность.

То есть они ведут себя так, как будто Украина уже не только ассоциированный член ЕС, каким она быть на сегодня отказалась, но и прямая колония Брюсселя. 

Происходящее сегодня на Украине действительно больше всего напоминает происходившее в Австрии в 30-е годы 20 века. Тогда Австрия оказалась остатком империи, лишенной своих основных прежних ресурсов, а Германия – соседней империей, стремившейся к экспансии.

Австрийского канцлера Дольфуса поддерживала страна, ранее входившая в ту империю, остатком которой оказалась Австрия – Италия. Германия же начинала свой «Дранг нах остен» и стремилась к ее поглощению. Германия и ее клиентура в Австрии говорила о том, что «австрийцы – тоже немцы», точно так же, как сегодня ЕС и его клиентура на Украине говорит «украинцы – тоже европейцы». 

По сути, гитлеровская Германия стремилась к тому же, к чему сегодня стремится ЕС – к созданию «объединенной Европы» путем включения в себя всех стран континента. Идеологические апелляции при этом используются разные, но смысл остается прежним. Во многом, причем, совсем прежним – обеспечить доминирование и успешное развитие немецкой промышленности. 

Зачем Украина нужна Евросоюзу?

С одной стороны - чтобы не позволить России восстановить свои границы и не дать ей вернуть свое положение в мире. Збигнев Бжезинский достаточно давно и открыто написал, что воссоединение Украины и России – недопустимо, ибо с Украиной Россия – всегда великая держава. Без нее – никогда ею не была. 

С другой стороны – для обеспечения своего экономического благополучия. Хозяйственная и социальная модель Запада требует поглощения новых территорий, ресурсов и рынков так же, как двигатель требует топлива. Система, по сути, экстенсивна. Она либо должна иметь постоянную внешнюю подпитку, либо начинает переваривать сама себя. Если бы она не расширялась и не осуществляла экспансию, то прогнозы Маркса, скорее всего, сбылись бы уже к концу 19 века. Отсюда – жестокая колониальная борьба между Англией, Францией и Германией во второй половине того столетия, да и Первая Мировая война тоже. 

К чему пойдет дело, если ЕС не будет расширяться, показывают Греция, Португалия, Испания: начинается самопереваривание наиболее слабых участников системы.

Чтобы решить проблемы слабого Юга Европы, нужна экспансия на Восток. Украина – крупный рынок сбыта. Ее население – 50 миллионов человек = 50 миллионов потребителей. Для сравнения: в Италии – 60 миллионов, в Испании – 37, Греции – 10, во Франции – 65, в Германии – 80. То есть по трудовым ресурсам Украина им соразмерна. А рабочая сила стоит намного меньше. Это ведь только «окуренные европтимизмом» с майдана думают, что им платить будут по ставкам профсоюзов Германии или Норвегии. Им платить будут столько, сколько платить будет выгодно, и сколько останется после того, как помогут Греции и Португалии.

К тому же Украина, при всем упадке своей экономики после провозглашения «незалежности», один из крупнейших в Европе производителей и экспортеров металла, электроэнергии и, что еще лучше – дешевой рабочей силы. Причем достаточно квалифицированной и не являющейся носителем исламского фундаментализма. И не развращенной европейскими зарплатами. 

Так что Гитлер, по отношению, как минимум к австрийцам, был честнее: он рассматривал их как полноценных немцев и гарантировал отношение как к полноправным «гражданам Германии», то есть - как к принадлежащим к «высшей расе». Гитлер вообще был честнее. Он прямо говорил, кто будет господином, кто – слугой, кто - рабом. И прямо оповещал, кого он вообще за людей не считает.

Лидеры Евросоюза отличаются от него тем, что всех объявляют равными, но равенства не обеспечивают даже между гражданами стран - собственных старых участников. Лидеры Евросоюза объявляют украинцев – братьями. Только не своими – а своих старых слуг. Гитлер, по крайней мере, захватывая Австрию, делал австрийцев равными немцам. 

В 1934 году его эсэсовцы австрийского происхождения захватили канцелярию канцлера Дольфуса и потребовали от него передать власть близкому нацистам Ринтелену. Раненому Дольфусу тогда предложили выбор между передачей власти и отказом в медицинской помощи. Он выбрал смерть, но попытка переворота была раздавлена армией. Тогда за независимость Австрии вступилась ее бывшая провинция – итальянские дивизии вышли к ее границам и блокировали прямое вторжение немецкой армии. И Германия перешла к организации массовых «мирных выступлений» своей австрийской клиентуры с требованиями присоединения к Германии – точно так же, как сегодня на Украине этого требуют сторонники Кличко, Тягнибока и Тимошенко, ибо клиентура ЕС – украинский аналог австрийских сторонников Гитлера. 

Под нарастающим дипломатическим давлением извне, и политическим изнутри преемник Дольфуса Шушниг стал шаг за шагом уступать Германии, реабилитировал осужденных нацистов, одного за другим назначал на государственные посты сторонников присоединения к Германии. И к 1936 году заключил тоже своего рода «ассоциативный договор», по которому обменял следование политике Германии на формальное признание суверенитета Австрии – при массовом назначении на руководящие посты гитлеровской клиентуры. 

К концу 1937 года Англия, игравшая тогда роль нынешних США и покровительствовавшая на данном этапе Гитлеру, дала согласие на «интеграцию» Австрии. И Гитлер просто вызвал в феврале 1938 года Шушнига к себе в резиденцию, и предложил выбрать: либо введение войск, либо включение в правительственную коалицию нацистов и их лидеров. С передачей поста министра внутренних дел лидеру нацистов Зейсс-Инкварту и подчинением ему полиции Австрии.

Выполнивший эти требования Шушниг, вернувшись домой, попытался хотя бы гарантировать формальный суверенитет Австрии и объявил о проведении плебисцита, но он был объявлен неконституционным уже подконтрольным Германии министерством внутренних дел. Германия потребовала отменить плебисцит, передать пост канцлера Зейсс-Инкварту, а австрийские национал-социалисты по приказу из Берлина, как и в 1934 году, захватили администрацию канцлера (это – к вопросу о штурме администрации Януковича боевиками ЕС). 

Шушниг капитулировал, отменил плебисцит, объявил об отставке и приказал армии не сопротивляться немецким войскам при их вступлении в Австрию. Канцлером стал лидер нацистов Зейсс-Инкварт, но даже без его согласия от имени правительства в Германию была направлена телеграмма с призывом о введении в Австрию гитлеровских войск. Инкварта, кстати, повесили в 1946 году по приговору Нюрнбергского трибунала. 

Так Гитлер захватывал Австрию. Тоже опираясь на «протестное движение» своих сторонников и действие своей клиентуры в стране и с апелляцией к «свободному выбору народа». 

Шушнига же старшие братья по «добровольной евроинтеграции» сначала отправили в гестапо, а потом – в концлагерь.