Мост к интеграции или мост в никуда?

18.10.2013       Публикации, Новости
Мост к интеграции или мост в никуда?

В то время как Украина намеревается якобы «свалять дурака» и подписаться под ассоциацией с Евросоюзом, Россия чутко пытается отговорить ее от этого шага, который по мнению российских коллег – чреват для нее самоуничтожением. Какие только аргументы не приводят российские чиновники. И невыгодно, и опасно, и газ может закончиться внезапно. В общем, предлагаем в последний раз – говорит Россия. И, похоже, Украина отказывается.

Однако не будем злорадствовать на тему геополитического провала Кремля, все-таки как водится в российской политической среде, хотелось ведь как лучше. Желание – это уже здорово, однако Таможенный союз - не силок и дешевым газом туда не заманишь. Крайне важно доводить до конца уже имеющиеся интеграционные проекты, куда более полезные для наших стран, чем теперешние дрязги.

Вот недавно, 15 октября этого года, премьер-министр России Дмитрий Медведев, встречаясь со своим украинским коллегой, вдруг заявил, что нужно вернуться к вопросу о строительстве моста через Керченский пролив: "люди эту тему давно ждут. Проект этот затратный, сложный и требует внимательного анализа. Но, тем не менее, он нужен".

После распада СССР и по сей день вопрос о строительстве моста периодически всплывает в высоких кабинетах России и Украины. За 20 лет озвучивалось множество различных проектов. Так, в 2010 году президентами наших стран было даже подписано соглашение о строительстве моста к 2014 году.

Стоимость проекта оценивается в разные цифры. Диапазон обозначился примерно следующий: от 500 млн. до 1,5 млрд. долларов. Сумма внушительная. Но что стоит за этими расходами?

В первую очередь это интеграционный фактор. Крым – является преимущественно русскоязычным регионом, где поддержка интеграционных начинаний среди населения весьма велика и по сей день. Севастополь все еще русский город. Нужно ли говорить, что с этих позиций прямое транспортное сообщение экономически и политически целесообразно для двух регионов.

Во-вторых, в Крыму находится стратегический объект России – Черноморский флот, для которого дополнительный транспортный канал с российской территорией открыл бы хорошие перспективы развития и модернизации.

Кроме того, мост потенциально может быть многофункциональным транспортным узлом, не только для автомобильного и грузового транспорта, но и для транспортировки электроэнергии через линию электропередач, пресной воды и газа посредством прокладки через мост трубопроводов. А это крайне выгодно Украине, которая таким образом получает неплохую возможность улучшить непростую экономическую обстановку в Крыму.

Строительные компании делали подобные предложения, дабы максимизировать полезность сооружения. Однако проект каждый раз подвисал в воздухе из-за множества разногласий между двумя странами.

Приведем в качестве аналога не совсем удачный, но политически значимый проект Европейского союза. Так называемый «Евротоннель» или более известный как тоннель под Ла-Маншем. В сложнейший инженерный проект было вложено около 10 млрд фунтов стерлингов. До сих пор его строительство не окупилось и еще не скоро окупится. Но евротоннель на практике способствует углублению европейской интеграции. Конечно отсутствие сухопутных границ между Англией и Францией повышало экономическую необходимость такого проекта, но без политической воли проект уперся бы в финансовые расчеты.

При этом мост через керченский пролив с технической и финансовой точек зрения куда более доступный для реализации, чем европейский долгострой.

На вопрос нужен ли мост в современном историческом контексте, можно ответить так: нужен, если России нужна Украина и если Таможенным союзом не просто декларируется задача интеграции братских государств, но и есть воля к практическим шагам.

Между прочим, никакое соглашение с Европой не способно обесценить значение такого проекта, ведь соглашения подписываются и расторгаются, а мосты остаются. И в данном случае это проверено временем. Проект керченского моста был интересен в разное время и Англичанам, и Николаю II, и Сталину, и даже фашистам в период оккупации Украины. В разные эпохи неизменным оставалось одно – понимание долгосрочных перспектив и выгод этого строительства.

К сожалению, многие современные политики наших стран не желают ориентироваться на будущее, потому что привыкли смотреть на стратегические вопросы взглядом бухгалтера, который обязательно должен узреть положительные цифры в графе «прибыль за отчетный период». И вот 20 лет проект оценивается «бухгалтерами» и «прагматиками» от политики, хотя мог бы уже давно функционировать и потихоньку окупать затраченные средства, ведь кому ездить по мосту - найдется. Ну достаточно взглянуть, что творится у паромной переправы с российской стороны летом. И кто знает, как бы сложилась ситуация с Таможенным союзом в случае, если бы это транспортное сооружение увидело бы жизнь.

Но вместо того, чтобы делать подобные практические шаги, благодаря которым хотя бы все русскоязычное население Крыма осознало бы, что оно не брошено братской страной, Россия вкладывает миллиарды долларов в аналогичные, но совершенно не оправданные проекты.

Возьмем, например, подготовку к саммиту АТЭС, который прошел в прошлом году на Дальнем Востоке. В рамках этого мероприятия был построен мост сопоставимый по сложности с проектом моста через керченский пролив. Затраты на его строительство составили $1 млрд. долл. США, что также сравнимо пусть даже с наиболее дорогой версией проекта крымского моста, оцениваемой в 1,5 млрд. Однако если российско-украинский проект имеет большую почву для обсуждения, множество «за» и «против», то что касается моста на о. Русский, в данном случае целесообразность попросту отсутствует.

Население о. Русский за последние 50 лет не превышало 6000 человек. На острове нет никаких промышленных и экономических объектов и неизвестно, появится ли там что-нибудь подобное в принципе.

Примечательно, что оргкомитет по подготовке к саммиту АТЭС возглавлял российский вице-премьер Игорь Шувалов, который по совместительству был членом Комиссии таможенного союза и сегодня является членом Совета Евразийской экономической комиссии от Российской Федерации, то есть Шувалов - один из ключевых идеологов постсоветской интеграции.

Так зачем архитекторы интеграции возводят дорогостоящие мосты там, где они не нужны самой России, и не возводят их там, где они целесообразны и для России и для Украины, и логичны для процессов интеграции, которые эти же люди курируют? Где здравый смысл?

Владимир Мартов