Ассоциация Украины и Евросоюза: за фасадом заявлений

Ассоциация Украины и Евросоюза: за фасадом заявлений

Еще в мае текущего года Еврокомиссия рекомендовала совету Евросоюза подписать соглашение об ассоциации с Украиной. Планируется, что этот документ вступит в силу после завершения официальной процедуры его подписания на ноябрьском саммите Восточного партнерства, который пройдет в Вильнюсе.

Пока нет стопроцентной уверенности в том, что ЕС и Украина подпишут соглашение об ассоциации. Поэтому мы попросили ответить на вопросы старшего научного сотрудника Института исследований развивающихся рынков (IEMS) Московской школы управления «Сколково» Кристофера Хартвелла. Ранее доктор Хартвелл работал старшим советником по инвестиционному климату в Международной финансовой корпорации, экспертом по регистрации и управлению предприятий в группе Всемирного банка, экономистом по международным связям в Министерстве финансов США.

– Причиной обострения российско-украинских торговых отношений многие эксперты называют стремление Украины заключить соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Что означает это соглашение на практике? Какие обязательства принимает на себя страна, подписавшая этот документ, и какие права она получает?

– Российско-украинские отношения, на мой взгляд, ухудшились по причинам, которые следует расположить именно в такой последовательности: а) из-за Украины, б) из-за России и в) из-за расхождения интересов. Эти проблемы не имеют никакого отношения к ЕС. В первую очередь, Украина в течение последнего десятилетия так и не смогла навести порядок в своей внутренней политике. Примером царящего здесь хаоса можно считать, скажем, политический (или, по крайней мере, выглядящий так) характер заключения в тюрьму Юлии Тимошенко. Экономические показатели снижаются, а раскол между западной и восточной частями страны продолжает оказывать сильное воздействие на умы политиков.

Постоянные конфликты с Россией в области энергетики, а также, как мне кажется, несколько деспотичный подход к Украине со стороны России (например, непрерывный хор голосов, утверждающих, что если вы не с Россией в рамках Таможенного союза, значит, вы против России) толкают Украину в сторону ЕС. И, наконец, Украина неконкретно формулирует собственные интересы и экономические потребности, которые в свою очередь отдаляют ее от России.

ЕС не имеет ничего общего с внутренними процессами на Украине – так же, впрочем, как и с растущим дистанцированием Украины от России. Думаю, что если бы ЕС вообще не существовало, мы бы все равно наблюдали те же проблемы, которые видим сейчас.

Возможная ассоциация с ЕС станет важным шагом для Украины, но далеко не окончательным. На Украине уже не раз звучали опасения, что страна всегда будет оставаться на задворках ЕС, а Европейский союз не делал сколь-нибудь серьезных попыток развеять эти страхи. Поэтому договор об ассоциации мог бы заложить прочное начало для вхождения Украины в ЕС. С другой стороны, Европа еще не оправилась от кризиса еврозоны и испытывает определенную усталость от новых членов ЕС. Поэтому я пока не вижу Европу, раскрывающую Украине объятия, особенно учитывая трудности в политической и экономической сфере. Для Украины подписание соглашения будет несомненным прогрессом, но его недостаточно, чтобы компенсировать последствия 20 лет политической нестабильности и экономических неудач.

Договор об ассоциации, беспрецедентно большой по своим масштабам, будет корректировать шаги Украины на пути присоединения к ЕС. Основным ее выигрышем после подписания соглашения, вероятно, будет помощь для завершения переходного периода, то есть техническая и денежная поддержка проведения необходимых реформ. Но, с другой стороны, Украина и так получала большую донорскую помощь (в основном из США), поэтому не совсем понятно, насколько эффективными окажутся эти новые финансовые вливания.

– Считается ли подписание такого соглашения обязательным предварительным шагом для полноправного членства в ЕС, или его можно пропустить?

– Предварительное соглашение является абсолютно необходимым. Это залог того, что, с одной стороны, необходимые реформы на Украине будут продолжаться, а с другой – что ЕС подтверждает решимость (хоть и не твердую) продолжать свои собственные внутренние процедуры по ее вступлению.

– Если такое соглашение будет подписано, помешает ли оно Украине присоединиться к Таможенному союзу или продолжить развивать отношения со странами ТС?

– Соглашение об ассоциации не должно помешать вступлению Украины в Таможенный союз. Документ определяет лишь взаимоотношения Украины и ЕС. Но это только теоретически. На практике он может затруднить сотрудничество на уровне Таможенного союза, особенно в отношении наднациональных институтов, таких как ЕврАзЭС. В принципе, Украина будет работать над реформированием системы управления и политики по правилам ЕС, на что, собственно, и рассчитано соглашение. В сферах, где они будут вступать в конфликт с российскими или Таможенного союза правилами и законами, Украине придется следовать требованиям ЕС. Конечно, простой способ решить эту проблему заключается в том, чтобы Таможенный союз также использовал лучшие практики, и особенно воздерживался от применения старых советских стандартов или чрезмерно административных подходов к ведению бизнеса, иммиграции и т. д.

Кроме наднациональных институтов, в соглашении не будет никаких препятствий для развития отношений Украины с любой из стран Таможенного союза. В самом деле, если Украина в конечном итоге начнет интенсивный капитальный ремонт своей экономики в рамках процесса вступления в ЕС, она может найти новые рынки сбыта в странах Таможенного союза, а они в свою очередь смогут найти новые возможности для торговли с Украиной.

На самом деле, единственно, кто сдерживает Украину от развития этих связей, является президент Украины, который сказал: «Ні, дякую» («Нет, спасибо») членству своей страны в ТС и расширению отношений.

– Российские экономисты считают, что договор между Украиной и ЕС приведет к росту импорта из ЕС и снизит объем украинского экспорта в страны Европы. Из-за этого украинские компании будут вынуждены увеличить экспорт в страны ТС. Насколько реальны эти прогнозы?

– Я не думаю, что это так. Независимо от того, как вы смотрите на это, Украина будет зависеть от Таможенного союза по одной, но очень важной причине – нехватке собственных энергоносителей. Эта зависимость может стать меньше, если в рамках вступления в ЕС Украина, наконец, откажется от тяжелой промышленности советского типа и перейдет к развитию легкой промышленности, технологии, переработке сельскохозяйственной продукции, лекарственных препаратов или любой другой отрасли, которая бы ее больше устраивала. Это означает, что она будет использовать меньше энергии на душу населения, а следовательно, и меньше импортировать энергоносителей из стран Таможенного союза. Но я не могу представить, как Украина внезапно значительно увеличит импорт из ЕС и значительно сократит свой экспорт. Более вероятно, что она останется перекрестком на пути между востоком и западом с прежней потребностью в товарах как из ЕС, так и из России.

В любом случае, вступление в ЕС откроет для Украины больше возможностей для торговли, а также поможет провести реорганизацию экономики. Я сомневаюсь, что это приведет к тому, что Украина будет усиленно проталкивать свои товары на восток. Думаю, что это просто увеличит украинскую торговлю вообще.

– Как должны Россия и другие страны ТС реагировать на подписание договора между Украиной и ЕС? Какие сегменты их рынков могут оказаться под угрозой?

– Россия и другие страны ТС должны приветствовать этот договор как дорожную карту для украинских реформ, которые, как я сказал выше, только помогут росту украинской экономики и дадут больше возможностей для экспортеров из стран ТС. Кроме того, как я уже говорил, устаревшая тяжелая промышленность на Украине окажется в беде, когда столкнется с конкуренцией со стороны Запада. Украина слишком долго откладывала необходимое «созидательное разрушение», и это объективная необходимость. В любом случае, страны ТС должны аплодировать движению Украины к стабильности и экономической свободе, поскольку это снизит политическую напряженность и откроет новые экономические возможности.

Станислав Козак,
ТПП-Информ