Выступление первого вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова осталось незамеченным в украинской прессе. Украинские политики также воздержались от комментариев. Между тем оно дает полную картину последствий Украины в случае, если она предпочтет курс на интеграцию с ЕС.

Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

Хотел бы поблагодарить организаторов Международного инвестиционного форума - украинских коллег за возможность выступить в такой представительной аудитории.

Сегодняшнее мероприятие позволяет немного отвлечься от кабинетной рутины и предоставляет возможность в благоприятной обстановке обменяться мнениями, подискутировать, подискутировать в другом, нежели мы привыкли, формате. Мы буквально три дня назад,

12 апреля, в Киеве провели заседание группы высокого уровня с Андреем Петровичем Клюевым, где были представлены министерства и ведомства каждого государства, и мы обсуждали наиболее важные вопросы совместной повестки.

Современный мир и экономическая жизнь существенно изменились в последнее десятилетие. К решению возникающих проблем нужны нестандартные подходы. Многоформатное, многоуровневое, разноскоростное развитие интеграции на постсоветском пространстве объективно заставляет не только развивать собственные интеграционные структуры, такие как СНГ, ЕврАзЭС, Таможенный союз и единое экономическое пространство, но и уделять все большее внимание скоординированности и взаимодополняемости этих процессов.

Неслучайно, с этой точки зрения, мероприятия в рамках СНГ, ЕврАзЭС мы проводим в один день. И что особенно важно, обсуждаемые нами вопросы все теснее переплетаются, заставляя при принятии соответствующих решений учитывать ситуацию в близлежащих структурах.

Основа основ - это, конечно же, Содружество Независимых Государств. Я уже неоднократно говорил о том, что, несмотря на очень непростой путь, пройденный СНГ, периодически возникавшие разногласия, противоречия и конфликты между его участниками, преобладавшие в отдельные периоды центробежные тенденции, все же наше сообщество доказало свою жизнеспособность. И в целом мы должны воспринимать Содружество как абсолютно позитивный институт, который позволил совместно работать на протяжении всех этих 20 лет и выходить на взаимоприемлемые решения.

С другой стороны, это не исключает критического осмысления того, что было задумано, но не удалось осуществить. Центральная тема сейчас, думаю, тут со мной все согласятся, - это создание современной многосторонней зоны свободной торговли. Мы обсуждали это сегодня на заседании Экономического совета СНГ. Не могу не отметить, что работа проделана огромная и в целом близка к завершению.

Остаются отдельные, пока еще не до конца урегулированные вопросы, имею в виду разногласия по изъятиям из режима свободной торговли, в частности по экспортным пошлинам. Мы подробно обсуждали сегодня эту тему. Надеюсь, что в ближайшие две недели мы найдем развязки по этому вопросу.

Хотел бы сразу сказать, что те экспортные пошлины, которые применяет Россия, не являются препятствием для свободного перемещения товаров. По сути, это наше внутренне роялти, своего рода налоговые платежи. Об их отмене можно говорить только в рамках Единого экономического пространства, где гармонизируется экономическая и нормативно-правовая база. Вместе с тем в рамках нового договора Россия готова принять на себя существенно более жесткие обязательства по сравнению с действующим режимом.

Если же отвлечься от вопроса об экспортных пошлинах, тогда все, о чем мы договорились при подготовке нового договора, и означает создание полноценной зоны свободной торговли без изъятий.

Сегодня, как мне кажется, нужно сделать акцент на другом. За годы, прошедшие с момента заключения в начале 90-х годов первых соглашений о свободной торговле, ряд государств СНГ стал членами Всемирной торговой организации. При вступлении в ВТО ими согласован весьма низкий уровень тарифно-таможенной защиты. Несмотря на это, Россия согласилась закрыть глаза на возникшую существенную разницу в импортных тарифах и не создавать препятствий для формирования зоны свободной торговли в СНГ. Но хотел бы честно сказать, что если переговорный процесс с третьими странами (прежде всего имею в виду Европейский союз) будет и далее идти в сторону большей либерализации, напряжение в рамках свободной торговли СНГ может достичь своего максимума.

Здесь хотел бы вернуться к теме, которую уже затрагивал на Международном экономическом форуме СНГ в марте этого года в Москве, об обязывающем механизме консультации участников зоны свободной торговли СНГ при заключении ими соглашений о зоне свободной торговли с третьими государствами. Просил бы Исполнительный комитет СНГ проработать с партнерами эту тему и на одном из заседаний Исполнительного комитета рассмотреть инициативу Российской Федерации.

Конечно, появление изъятий из режима свободной торговли не лучшим образом скажется на реализации крупных совместных инвестиционных проектов. Считаю своим долгом сказать об этом сейчас. Мы не должны утаивать от бизнес-сообщества возможные риски. Мы намерены всячески развивать взаимодействие с партнерами по СНГ, но при этом обязаны быть реалистами и принимать во внимание экономическую составляющую.

Вместе с тем, несмотря на определенные трудности, полагаю, что при условии разумного компромиссного подхода у нас есть реальная возможность урегулировать разногласия и выйти на подписание нового договора в мае этого года. В этом контексте в год своего 20-летия СНГ имеет все шансы стать полноценным торговым блоком с зоной свободной торговли, частью которого будет Таможенный союз и Единое экономическое пространство.

Теперь, что касается Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России. Основные этапы его формирования, как вы знаете, завершены. Мы согласовали все оставшиеся вопросы, и единая таможенная территория с полным набором контрольных функций по внешнему периметру начинает функционировать, как и планировалось, с 1 июля текущего года.

Прошедший год был первым годом действия наднационального порядка принятия решений в области таможенно-тарифного регулирования и других вопросов. Полномочия по изменению ставок ввозных таможенных пошлин были переданы Комиссии Таможенного союза. Хочу отметить, что этот механизм работает без сбоев.

Также мы договорились о том, что с 1 января 2012 года будет сформирован полноформатный профессиональный суд ЕврАзЭС. Сегодня на заседании интеграционного комитета ЕврАзЭС мы одобрили план соответствующих конкретных мероприятий по установлению этого суда. В полном формате этот суд заработает с 1 января будущего года, и будет он находиться в городе Минске.

С 1 января будущего года начинает функционировать в полном формате единое экономическое пространство на территории России, Казахстана и Белоруссии. В этой связи хотел бы сказать, что запуск Таможенного союза, формирование единого экономического пространства для нас не самоцель. Мы оцениваем эти проекты с точки зрения тех возможностей, которые они дают для ускорения экономического роста и модернизации наших экономик. В рамках ЕЭП не будет ни экспортных, ни импортных пошлин, будут действовать единые технические регламенты, фитосанитарные и ветеринарные стандарты, то есть не будет никаких административных барьеров для предпринимательской деятельности. Используя эти преимущества, планируем развернуть ряд крупных инвестиционных проектов в промышленности, в развитии инфраструктуры, в космической области и в других сферах.

Отдельно бы отметил наши задумки по активизации сотрудничества в сфере сельского хозяйства. В этом направлении с белорусскими и казахстанскими партнерами ведется очень активная работа.

Находясь здесь, в Крыму, на территории Украины, мне обязательно нужно сказать о нашем отношении - об отношении Таможенного союза, и в частности России, к возможному подключению к этому формату нашего партнера по СНГ - Украины. Конечно же, мы бы приветствовали и подключение к Таможенному союзу и наших украинских партнеров. По мнению экспертов, от этого выиграли бы и Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и Россия. Не буду говорить здесь, что конкретно в цифрах принесет такое партнерство, могу лишь сослаться на доклад, который был опубликован буквально несколько дней назад, - это совместное исследование представителей Украинской и Российской академий наук. Главное, что с участием Украины мы могли бы эффективнее реализовать и те проекты, о которых я уже сказал, и другие, не менее амбициозные, например, в области авиационной промышленности, судостроения, использования транспортного потенциала Украины с тем, чтобы в обозримом будущем занять ведущие позиции в ряде ключевых отраслей современной глобальной экономики.

К сожалению, однако, мы приходим к пониманию, что Украину участие в Таможенном союзе и ЕЭП не привлекает. Мы с уважением относимся к такой позиции, исходим из нее, будем выстраивать линию наших взаимных отношений с украинскими партнерами.

Украина для нас - это братская страна, у нас общая история, теснейшие связи между народами. Безусловно, в любом случае будут развиваться традиционные торгово-экономические связи, торгово-экономическое сотрудничество, приграничные связи, взаимодействие между малым и средним бизнесом. Менее оптимистичны, к сожалению, мы в отношении крупных проектов, в отношении таких проектов, требующих значительного объема инвестиций и плотной кооперации, поскольку бизнес-сообществу необходимы идентичные экономические условия и четкая предсказуемость.

Мне это говорить здесь, на Украине, и в связи с тем, что особенно мы с Андреем Петровичем Клюевым поработали очень плотно по линии взаимной интеграции в течение всего прошедшего года, мне особенно горько это, но мы должны смотреть правде в лицо. Мы понимаем, как складываются настроения в целом на Украине в отношении возможного участия Украины в Таможенном союзе. Российская сторона все возможные позитивные результаты такого сотрудничества представила. Однако мы слышим, что не все наши аргументы воспринимаются. И мы видим, что общественность Украины по-прежнему больше ориентирована в сторону европейской интеграции. И больше того, этот вопрос представляется скорее как альтернативный, в то время как Российская Федерация никогда не ставила этот вопрос как альтернативный. Мы и сходили из того, что эти форматы должны дополнять друг друга.

В рамках Группы высокого уровня на протяжении прошедшего года мы обсудили целый ряд таких перспективных проектов - в топливно-энергетическом комплексе, включая взаимодействие в атомной энергетике; в области самолетостроения, как по самолетам Ан-70, так и по Ан-124, по другим вопросам; в космической сфере, в том числе в совместных запусках и дистанционном зондировании земли, в сельском хозяйстве и другие проекты. Наметили конкретные шаги по запуску этих проектов и доложили о наших предложениях председателям правительств на встрече, которая состоялась 12 апреля.

Со всей ответственностью могу сказать, что такие масштабные проекты могут быть успешно реализованы, только если создаются необходимые системные условия, которые должны существенно отличаться от тех, которые сложились к настоящему моменту.

Воспользуюсь примером, на который мы, в России, во всяком случае, любим ссылаться, имея в виду Европейский союз. Проект "Аэробус" - своеобразный символ европейской промышленной интеграции стал возможен только потому, что Франция и Германия являются участниками одной интеграционной группировки. Его реализация основывалась на единой нормативно-правовой базе и не была отягощена никакими административными барьерами.

Эффективные крупные проекты с украинской стороной, на мой взгляд, возможны, если вся система экономических взаимоотношений будет настроена в автоматическом режиме на их поддержку и развитие. Именно в таком режиме будут осуществляться проекты в рамках Таможенного союза и единого экономического пространства.

Теперь что касается торгово-экономического сотрудничества в целом. Мне кажется, что здесь существует некая иллюзия, что Украина может как бы усидеть на двух стульях - участвовать и в зоне свободной торговли СНГ, и в зоне свободной торговли с Европейским союзом. Скорее (это экспертная оценка, это не официальная позиция Российской Федерации) Украина окажется зажатой между двумя этими сложными форматами, а это не вполне комфортная ситуация. Очевидно, что при открытии своего рынка в рамках зоны свободной торговли с ЕС Украина в полной мере ощутит все последствия низкой конкурентоспособности товаров своих производителей.

Пользуясь режимом свободной торговли украинские товары станут перемещаться на рынки стран СНГ, и прежде всего на российский рынок. В этих условиях Россия и ее партнеры по Таможенному союзу, а возможно, и другие государства СНГ вынуждены будут принимать необходимые защитные меры. Уже и сейчас это для нас чувствительная тема, наши промышленники и аграрии вполне справедливо упрекают нас в том, что мы плохо защищаем их интересы от украинских конкурентов. Об этом, в частности, говорят нам российские трубники, недовольные параметрами квот на украинскую трубную продукцию. Об этом же говорят и наши кондитеры, отмечая резкий рост поставок украинской карамельной продукции на российский рынок. Действительно, при сложившихся низких импортных пошлинах на сахар, украинская карамель всегда будет более конкурентоспособной, чем российская.

Ограничительные меры могут затронуть и поставки сельскохозяйственной продукции в целом. С нашими партнерами по Таможенному союзу мы приступили к разработке совместных балансов сельскохозяйственной продукции, и только приветствовали бы подключение к работе украинских коллег, но это невозможно без участия в Таможенном союзе. Сам этот формат, разработка балансов, первоначально этот формат начинался в рамках Союзного государства России и Белоруссии, потом был распространен на формат Таможенного союза, когда подключился Казахстан.

Мы пока стараемся воздерживаться от введения защитных мер, рассчитывая, что в процессе интеграционного взаимодействия с Украиной, в том числе и в рамках Таможенного союза будет обеспечен необходимый уровень гармонизации экономической политики, и это будет исключать необходимость каких-либо ограничительных мероприятий.

Но теперь очевидно, что мы не продвигаемся в этом направлении, и не исключено, что в самой ближайшей перспективе ситуация может меняться. Естественно, это не самым лучшим образом повлияет на только что оживший взаимный товарооборот.

Уважаемые коллеги и дорогие друзья! Я хочу, чтобы все, что мною сейчас заявляется, ни в коей мере не воспринималось в качестве попытки (как это в СМИ представляется) оказать давление на принятие решения украинской стороной. Мы как раз понимаем, какие решения окончательно уже готовятся, поэтому мы и выступаем сегодня с такой позицией.

Часто Россию критикуют за то, что позиция иногда вырабатывается спонтанно, представляется быстро, без заблаговременных или предварительных обсуждений по тем или иным вопросам со своими партнерами. Так вот чтобы потом никогда не возникало каких-либо проблем, мы считаем своим долгом предупредить о тех негативных последствиях, которые возможны, чтобы потом не было никаких претензий к российской стороне, что якобы мы приняли какие-то решения, а наших партнеров по переговорам не информировали в полном объеме. Могу вам сказать, что такие переговоры проводятся, в том числе мы определенные вопросы теперь выносим и на широкое обсуждение в рамках форума.

Еще одна тема - внешняя граница Таможенного союза. Ее обустройство, которым мы сейчас активно занимается, может негативно сказаться на развитии приграничного сотрудничества между нашими странами, которое, повторюсь, на наш взгляд, должно было бы только укрепляться. Конечно, можно сказать, что таможенная граница уже существует. Это так. Но я предложил не забывать о ближайшей перспективе.

Как известно, мы с партнерами по Таможенному союзу договорились, что снимаем контроль по нашим внутренним границам, но обеспечиваем полноценную внешнюю границу Таможенного союза. Наши казахстанские коллеги тратят существенные финансовые средства на решение этой задачи на южном направлении. И здесь для нас не может быть двойных стандартов. Очевидно, что такие же мероприятия будут проводиться и на западных рубежах. Конечно, никому не хочется, чтобы российско-украинская граница стала бы стеной, разделяющей братские народы. Но даже при самом свободном режиме перехода через границу товаров и граждан, все же это будет полноценная таможенная граница со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Далее. Государства Таможенного союза и Украина конкурируют во многих отраслях, например, в сельском хозяйстве и металлургии. Но есть такие, где наши предприятия успешно кооперируются, - по военно-технической продукции, товарам двойного назначения. Но если не будет прочной долгосрочной интеграции по этим направлениям, то Россия вынуждена будет создавать параллельные производства. В итоге число областей, где наши производители будут жестко соперничать друг с другом, существенно увеличится. С учетом масштабов российской экономики сложно сказать, какое влияние это окажет на экономическое положение Украины.

Вне зависимости от состава, как будет развиваться Таможенный союз, в принципе сейчас мы с партнерами по Таможенному союзу исходим из того, что он должен сначала обрести полный формат единого экономического пространства. О расширении формата мы будем говорить только позже, и конечно же если только все государства Таможенного союза и потенциальные претенденты этого обоюдно желают.

Мы со всеми другими государствами будем развивать и поддерживать самые теплые отношения, исходя из наших традиционных, культурных, исторических связей, которые сложились за столетия.

Возникновение новых интеграционных форматов по существу трансформирует само понятие "евроинтеграция", не только предоставляя новый, по сравнению с участием в Европейском союзе, вариант подключения к глобальным экономическим течениям, но и пополняя само это понятие реальным политическим и экономическим содержанием. Только взаимодействие форматов Таможенного союза и ЕЭП с развивающимися в рамках и с учетом Европейского Союза структурами создает осязаемую основу для формирования общего экономического пространства от Атлантики до Тихого океана или, как говорит российский Председатель Правительства, от Лиссабона до Владивостока.

Если раньше курс на евроинтеграцию однозначно означал обсуждение условий индивидуального членства в Европейском союзе или форматов взаимодействия с ним, то сейчас поле возможностей существенно расширилось. Россия свой выбор сделала. В ближайшее время мы намерены начать переговорный процесс о создании зоны свободной торговли между Таможенным союзом и Европейским союзом. Аналогичные переговоры, как вы уже знаете, Таможенный союз инициировал с ЕАСТ.

Экономическая жизнь не ограничивается только Таможенным союзом или евроинтеграцией. Давайте посмотрим на бурно развивающиеся рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. Разве мы не заинтересованы в установлении прочных и взаимовыгодных взаимоотношений со странами АТЭС? Конечно, заинтересованы.

В ходе российского председательства в АТЭС в будущем году мы будем обязательно эту тему развивать. Намерены наряду с укреплением экономического взаимодействия в рамках АТЭС сконцентрироваться и на развитии межинституциональных интеграционных связей.

В таком контексте вопрос о том, что должна быть какая-то альтернатива или необходимый принципиальный выбор - участие в Таможенном союзе, интеграция со странами АТР или членство в Европейском союзе - вообще теряет смысл. Применительно к России мы не рассматриваем это в такой плоскости, что важнее: интеграция в рамках Таможенного союза, плотные связи с АТЭС или сотрудничество с Европейским союзом? Для нас это равноважные экономические приоритеты. Не видим здесь никаких противоречий.

Более того, именно таким путем, формируя своего рода концентрические интеграционные круги, мы будем постепенно двигаться и к созданию действительно глобальной экономики, которая будет единой по своей экономической природе и правилам игры, но полицентрической с точки зрения принятия управленческих решений.

Современный мир очень динамичен, и все социально-экономические процессы в нем тесно взаимосвязаны. С учетом этого я призываю всех коллег к отказу от сложившихся стереотипов и нестандартному взгляду на интеграционные процессы в целом.

Свое выступление я начал с того, что отметил существенную активизацию интеграции на постсоветском пространстве, однако благодарить за эти успехи мы должны прежде всего глобальный финансово-экономический кризис. Именно во время кризиса стало особенно очевидно, что преодолевать его последствия нам проще вместе. На мой взгляд, это важнейший урок, который мы обязаны учесть и в посткризисный период. Выходить на новый уровень развития, модернизируя экономики наших стран, нам тоже нужно вместе.

Мы рассчитываем на то, что государства СНГ, наши партнеры по Таможенному союзу и, конечно же, Украина как наш братский и стратегический партнер - все эти государства будут процветать и усиливать свою экономическую мощь, потому что в силе всех наших партнеров по СНГ есть сила и мощь российской экономики.

Желаю нам всем вместе совместных успехов. Спасибо.

Ялта, 15 апреля 2011 г.